Еврейские местечки Украины

Мелитополь
Заселение края евреями шло параллельно с его заселением вообще. Часть прибывающих была ориентирована на сотрудничество с властями и латифундистами – купцы брали подряды на снабжение армии, на обустройство и содержание почтовых станций и переправ, строительство дорог. Их сопровождали приказчики, шорники, кузнецы и другая обслуга, мелкие торговцы. Владельцы крупных поместий приглашали евреев на роль управляющих имениями, организаторов сбыта и переработки сельхозпродукции и т.д. В уезде в 1831 г. были даже специально организованы два «владельческих местечка» – Васильево (потом Васильевка) и Благовещенское. При этом в Васильевке здание для еврейской молитвенной школы было выстроено помещиком Поповым за собственный счёт, и еврейское общество потом выкупило его в рассрочку.


Мелкие торговцы, кустари-ремесленники и владельцы мельниц, маслобоен, и т.д., обслуживали запросы быстро растущего городского и сельского населения уезда. Приезжали они в основном из северных областей Украины, частично – из Волыни и Бессарабии, частично даже из-за рубежа. Параллельно этому правительство организовало по соседству – в Херсонской и Екатеринославской губерниях – еврейские сельскохозяйственные колонии, куда прибыло довольно значительное число евреев из Белоруссии и Прибалтики. Многие из них, а особенно – из их потомков потом прекратили работу на земле и пополнили еврейское население Мелитополя и уезда.
В городе и уезде также селились семьи демобилизованных по разным причинам и даже находящихся на военной службе солдат-евреев.


Многонациональный характер края привёл к тому, что в Мелитополе помимо еврейской общины были довольно крупные немецкая, караимская и армянская общины; представители последней несколько раз избирались в городское руководство. Возможно, это сказалось на том, что межнациональные трения в Мелитополе были в значительной степени ослаблены.


Общее число евреев в 1838 г., ещё в слободе, составляло 128 человек – 3% от общей численности жителей. В дальнейшем оно быстро росло как в абсолютном, так и в относительном исчислении. Важными факторами стали Крымская война, строительство железной дороги, начало массового экспорта зерна, погромы 1881 г. в близлежащих местностях и выселения евреев из сёл по закону 1882 г. Из-за двух последних обстоятельств еврейское население Мелитополя между 1881 и 1886 годом выросло с 1387 до 3093 человек (с 13,7 до 22,6%), а к 1897 г. достигло 6503 человек (~42,4%).


Евреи-торговцы и подрядчики играли существенную роль в экономике города, причём до издания дискриминирующих постановлений довольно много их было в органе местной власти – городской думе.


В это время в России вообще и в Мелитополе в частности активно шла «первая индустриализация». Возникали заводы, в том числе и с участием еврейского капитала. В Мелитополе появились заводы сельхозмашиностроения Либермана и Коршунова, а позднее Зафермана (один – Израиля Давидовича, чуть позже – другой, его брата Абрама), многочисленные мастерские (Горелика, Леккера, Шлепа, Гольденберга и др.). Возникали и «очаги прогресса»: типографии (Либермана, Лифшица, Лемперта), фотоателье (Зинковского, Киватицкого, Лиознова), книжные магазины (Розенштейна, Лесмана, Лифшица, Бахраха)...


Первое здание синагоги было построено в Мелитополе в 1850-х годах, первым казённым раввином стал выходец из Гродно Гирш Ицкович Любич. После его трёхлетней каденции последовала некоторая неопределённость, затем евреев города и уезда присоединили к Бердянскому раввинату, а в Мелитополе обретался помощник бердянского раввина Берко Абрамович Рогальский, выходец из известной феодосийской купеческой семьи. В 1881 г. Мелитополь имел уже собственного казённого («общественного») раввина – им был Иде-Лейб Хацкелевич Мочан.


Духовным раввином города перед Первой мировой войной был Мордухай Хаимович Рабинович.
В дополнение к синагоге в городе были построены молитвенный дом «Бейт-Иаков» и Ремесленный («Второй») молитвенный дом. Этого было явно недостаточно, и перед осенним периодом праздников в губернию летели просьбы разрешить коллективные моления в частных еврейских или же специально нанятых домах. Дозволения обычно выдавали, но не всем.


Система еврейского образования включала, как обычно, хедеры и талмуд-тору. Вообще же, евреи Мелитополя были в значительной степени ассимилированы, наряду с идишем широко использовали русский язык и образование стремились получать именно на русском языке. Еврейская молодёжь активно участвовала в общественной жизни и примыкала, как правило, к общероссийским прогрессивным партиям.


Основными еврейскими организациями Мелитополя являлись собственно община и упомянутое выше ОПБЕМ. Возглавляли общину, как правило, купцы – сменяли друг друга, в частности, Абрам Хотинский, Вениамин Топерверх, Григорий Либерман. В 1902-1917 гг. во главе общины стоял инженер-технолог В.Б. Богуславский, совладелец пивоваренного завода.
ОПБЕМ было создано в 1898 г., и наиболее известным главой этой организации был провизор Григорий Моисеевич Райх. В системе ОПБЕМ действовали Еврейская дешёвая столовая, крупнейшая в уезде библиотека, богадельня. К ОПБЕМ примыкала еврейская больница.


Еврейское население Мелитополя продолжало уменьшаться примерно до 1910 года, когда оно составило 3610 человек. Основной причиной было резкое обострение антисемитизма в стране, активизация «Союза русского народа», разгул реакции после подавления революции 1905 года. В Мелитополе произошёл первый в России во время этой революции еврейский погром. Он обошёлся, к счастью, без смертельных исходов – сыграли роль и активное противодействие погромщикам местных властей, и действия самообороны, как организованной, так и стихийной. В ней объединилась в основном еврейская молодёжь, но значительным было участие неевреев, большей частью сторонников РСДРП.


К 1912 г. евреев в Мелитополе снова стало больше – их число перевалило за 5000, и это составляло примерно 23% всего населения. Сказались и новый торговый кризис, из-за которого множество торговцев в сёлах потеряли работу, и новая кампания выдворения из сёл, и спад эмиграции в Харбин из-за разразившейся там эпидемии чумы.


В Первую мировую войну царское правительство вступило на пике своего антисемитского курса. Это странным образом сочеталось с тем, что по Мелитополю в первый военный призыв пошли 96 русских и 146 евреев, что И.Д. Заферман переключил свой завод на производство снарядов и мин, а обувная фабрика Волынских – на шитьё сапог для армии. Но неудачи на фронте надо было на кого-то свалить – и началось массовое выселение евреев из прифронтовых губерний. Этих выселенцев Мелитополь принял более 3000 человек, а ещё добавились «простые беженцы». В результате еврейская община города выросла более, чем вдвое; забота о расселении, питании, трудоустройстве новых поселенцев стала основным занятием её актива.


В такой обстановке город встретил Февральскую и Октябрьскую революции и гражданскую войну. Как уже сказано, евреев-большевиков в городе практически не было. Тем не менее, расклад сил в гражданскую войну был таков, что основной путь еврейской молодёжи лежал в Красную Армию. Немногие крупные буржуа смогли эмигрировать на Запад, некоторые евреи, особенно среди прибывших из Польши, Белоруссии и Прибалтики, стали на путь сионистской эмиграции. В частности, Мелитополь считается одним из очагов зарождения движения Гехалуц. Остальных ждала военная судьба, и многие надолго связали свою судьбу с армией.


Во время гражданской войны евреи продолжали стекаться в город – в сёлах и колониях они подвергались грабежам и насилию. В результате, когда в конце 1920 г. город освободили от Врангеля, в Мелитополе было 55,6% евреев – несмотря на пережитую в начале 1920 г. эпидемию тифа. Власти предприняли «разгрузку» города, постаравшись отправить побольше беженцев по местам их прежнего проживания. Одновременно с этим в рамках политики военного коммунизма они осуществляли тотальные изъятия зерна у крестьянства, доведя чрезвычайно богатую хлебом Таврию до массового голода в 1921-1922 гг. Лишь переход к нэпу остановил вакханалию смертей. В результате «разгрузки» и голода количество евреев в городе упало с 13180 в 1921 г. до ~7300 в 1923 г. Потом оно несколько выросло за счёт оттока евреев из сёл и вплоть до 1941 года оставалось на уровне 8000 человек. Город меж тем рос и вдобавок присоединял пригороды, в результате доля евреев беспрерывно снижалась.


С введением системы загсов был ликвидирован институт казённых раввинов; вскоре запретили преподавание меламедам. Талмуд-тору преобразовали в еврейскую трудовую школу, но она вскоре отмерла, не выдержав конкуренции с резко выросшей сетью русскоязычного образования, несколько отягощенной украинизацией. Масса мелких торговцев и ремесленников во время нэпа стала объектом социальных преобразований: ремесленников старались объединить в артели, а потом в ходе индустриализации частично превратить в заводской пролетариат, торговцев доводили до деклассирования и толкали на занятия сельским хозяйством. В частности, в городе была организована сельхозартель «Горопашник», которая потом при содействии Агро-Джойнта перебазировалась в Саки, в Крым. Другое еврейское сельхозпоселение было создано в районе Чонгара, близ Геническа. В Мелитополе открылось местное отделение ОЗЕТ, которое занялось переселением евреев «на землю», а потом и в Биробиджан.


К концу 1920-х годов в городе «по просьбе трудящихся» закрыли синагогу (а когда и как закрыли остальные молитвенные дома, до сих пор не удалось выяснить). Последними легальными (конечно, духовными) раввинами Мелитополя были Мордехай Крол и затем – Герш Вениаминович Маковский.


«Мелкобуржуазные» очаги еврейской культуры, в частности, общество «Маккаби» были закрыты ещё в начале 1920-х, те же, которые стояли на коммунистических позициях, сохранились до самой войны 1941 г., но хирели из-за массового отхода молодёжи от использования идиша. Школы, пионерские и комсомольские организации, созданные в городе Дворец пионеров, детская железная дорога массово вовлекали еврейскую молодёжь и воспитывали её в духе интернационализма и борьбы за светлое будущее.


Правда, в эти же предвоенные годы обнажилось лицемерие правящей верхушки страны и её несоответствие провозглашённым идеалам. В частности, пресловутые массовые репрессии затронули не только идейных врагов советского строя, но и искренних его приверженцев, позволявших себе «отклонения» или попросту оклеветанных. В разных уголках Советского Союза тогда погибли многие мелитопольские евреи-коммунисты, такие, как А.Ю. Абрамский, А.Д. Бендельстон, Я.С. Венгеров, Я.А. Вишневский и другие. Последовательно и без всякого смысла были уничтожены почти все евреи, вернувшиеся по призыву советского правительства из Харбина. Общее число репрессированных мелитопольцев-евреев составляет несколько сот человек.


Фашисты оккупировали Мелитополь уже в начале октября 1941 года. Промышленные предприятия города удалось эвакуировать. Оставшиеся по разным причинам в городе евреи были в короткое время уничтожены захватчиками во рву близ села Вознесенка. Поимённый список погибших к настоящему времени насчитывает более 530 человек и далеко не полон. К сожалению, пока были целы документы и живы свидетели, его не стали составлять. Можно предполагать, что в Мелитополе погибло тогда до 3000 евреев. Не исключено, что в этом же рву нашли смерть и свезённые из других мест жертвы.


Остальные мелитопольские евреи, кроме стариков, детей и совсем уж немощных, ушли на фронт или трудились в тылу. Среди фронтовиков можно назвать, например, имена танкистов – Героя Советского Союза М.П. Кравца, генералов Л.Ю. Рабиновича и М.Я. Пронштейна – и множество других. Один только список погибших на фронте евреев-мелитопольцев, тоже далеко не полный, содержит сейчас около 630 имён.


Громадную роль сыграли евреи в послевоенном восстановлении и развитии города. Достаточно назвать имена таких руководителей предприятий как Л.И. Бобров, И.С. Герасун, Г.М. и М.М. Зильберглиты, И.И. Ушерович, Л.М. Хейфец, Л.Г. Шенкман и т.д. Однако очень скоро мелитопольские, как и вообще советские евреи прочувствовали пришедшую на смену декларируемому интернационализму «особую национальную политику», начавшуюся с расстрела Еврейского антифашистского комитета, продолженную борьбой с космополитами, а затем – с «врачами-вредителями».


В 1993 году было основано Мелитопольское отделение Еврейского Совета Украины, который позднее, в 1997 году был преобразован в Мелитопольскую Городскую Еврейскую Общину (МГЕО), которая является членом Всеукраинского еврейского конгресса, а также членом Объединенной Еврейской общины Украины и ВААДА Украины.

В 1998 году общине возвращен комплекс исторических зданий, в котором сегодня располагаются программы Хэсэда, общинного центра «Ор Хадаш», Израильского культурного Центра и Сохнута.

С.В.Воловник, В.Н.Кумок, j-roots.info

Подробное описание фото на photohunt.org.ua/Melitopol.html
Видеоинтервью в Мелитополе, ИКЦ Днепропетровск, 2011г. youtu.be/VI3PcBb4zmw

Canon EOS 450D [8 фото]
Украина
Запорожская область

1 2 3 4


576 x 768
Мелитополь


1024 x 768
Мелитополь


1200 x 800
Мелитополь


1200 x 800
Мелитополь


1024 x 768
Мелитополь


576 x 768
Мелитополь


1200 x 799
Мелитополь


800 x 1200
Мелитополь


797 x 714
Мелитополь


1200 x 800
Мелитополь


1200 x 800
Мелитополь


1200 x 800
Мелитополь


1200 x 800
Мелитополь


1200 x 800
Мелитополь


1200 x 800
Мелитополь


1200 x 800
Мелитополь


917 x 627
Мелитополь


911 x 600
Мелитополь


1 2 3 4