Еврейские местечки Украины

Брацлав
Первое упоминание укреплённого поселения Брацлав в летописи Ве­ликих князей литовских датирует­ся 1363 годом. Тогда в среднем Побужье, освобождённом Великим князем Ольгердом от татар, были основаны города Брацлав, Соколец и Винница. Строительством горо­дов-крепостей в Подолии, в том числе на берегах Южного Буга, за­нялись племянники Ольгерда — князья Кориатовичи. Впрочем, мно­гие историки полагают, что все три поселения, включая Брацлав, существовали, по крайней мере, уже в XIII веке.

В начале 1430-х гг. территория восточной Подолии, или Брацлавщина, как её именовали по назва­нию главной крепости края, была окончательно закреплена за Вели­ким княжеством Литовским и при­надлежала ему до заключения в 1569 г. Люблинской унии — догово­ра об объединении литовского и польского государств. По админи­стративному делению литовского государства Брацлавщина счита­лась частью Волыни, старостами и наместниками сюда назначались волынские князья. Формальное об­разование отдельных Волынского и Брацлавского воеводств произо­шло лишь в 1566 году.

Сохраняя на протяжении XV — XVI вв. значение форпоста оборо­ны Литвы и Польши на юго-вос­точной окраине Подолии, Брацлав оказался на перекрёстке важней­ших международных торговых путей.

Ещё во времена Великого князя Витовта (1392 — 1430) в Брацлаве среди первых городских зданий был построен костёл. Во второй половине XV в. Великие князья Казимир IV и Александр предос­тавили городу привилегии о пере­даче в его собственность владений, купленных у брацлавских мещан.

В 1491 — 1517 гг. брацлавским и винницким старостой был князь Константин Острожский, гетман литовский, знаменитый организа­тор обороны Великого княжества Литовского от татарских вторже­ний

Вероятно, к эпохе управления Брацлавщиной князем Константи­ном Острожским и относится по­селение здесь евреев. Среди пер­вых жителей города, по-видимому, были евреи из Волыни, прибыв­шие в край вместе с князем.

В сентябре 1551 г., нарушив пе­ремирие, перекопский хан Девлет-Гирей внезапно напал на Брацлав. Отсутствие воды в замке вынудило жителей Брацла­ва сдать город врагу. Хан сжёг за­мок и город и увёл в плен боль­шинство жителей. В Брацлаве ос­тавалось не более двухсот человек, которые основали новое поселение на развалинах старого города.

В 1552 г. Сигизмунд Август, за­ботясь об обороне государства, принял живейшее участие в восста­новлении Брацлава и издал «уни­версал», обязывающий житомир­ского старосту и крупных волынских землевладельцев выделить людей и средства для строитель­ства брацлавского замка. В горо­де сосредоточилась военная адми­нистрация, в замке была устроена резиденция наместника. Именно благодаря своему административ­ному положению, а не уровню эко­номического развития Брацлав – единственный город края - получил в 1564 г. городские привилегии на основе магдебургского права.

В 1566 г. город стал столицей Брац­лавского воеводства в составе Ве­ликого княжества Литовского. В 1569 г. в результате объединения польского и литовского госу­дарств (Люблинская уния) Брацлавское воеводство было включе­но в состав Польши.

На Брацлавщине была обра­зована военно-административная единица — Брацлавский полк, а в Брацлаве, «полковом» городе, раз­местилась его канцелярия. Зборов­ский мирный договор, заключён­ный 18 августа 1649 г. между Богда­ном Хмельницким и королём Яном Казимиром, утвердил автономное казацкое управление на террито­рии бывших Черниговского, Киев­ского и Брацлавского воеводств.

Ожесто­чённая битва произошла здесь в де­кабре 1654 г., когда польское вой­ско во главе с Чарнецким и По­тоцким вынудило казаков оставить город. Согласно польским источни­кам, потеряв убитыми две тысячи человек, казаки отступили, успев сжечь город дотла, взорвать замок, утопить артиллерийские орудия и разрушить мост.

В 1672 г. Брацлавское воевод­ство по условиям Бучацкого мир­ного договора формально отошло к Турции, однако в 1674 г. под стена­ми Брацлава произошла очередная битва между польской и турецкой армиями. Овладев краем после за­ключения Журавенского договора (1676), турки сохранили здесь уп­равление казацкого гетмана.

По возвращении в 1699 г. Брацлав­щины во владение Речи Посполитой город оставался королевским владением, управлявшимся старо­стой.

В 1711 г. во время Прутского похода в Брацлаве некоторое время находились на постое рус­ские войска; город посетил царь Петр I.

После неудачного выступления против российской армии в 1711 г. казацкого гетмана Филиппа Орли­ка в Брацлаве был обнародован царский указ, повелевавший жите­лям Брацлавщины переселиться в Малороссию. Одновременно был ликвидирован Брацлавский полк как административно-территори­альное образование. Принудительное переселение, состояв­шееся в 1711 – 1712 гг., привело к ещё большему запустению края, ра­зорённому десятилетиями войн.

С установлением советской власти в начале 1920-х гг. административ­ное значение Брацлава понизилось за счёт соседнего Тульчина, ставше­го в 1923 г. центром одноимённого округа.

В 1491 — 1517 гг. брацлавским и винницким старостой был князь Константин Острожский, гетман литовский, знаменитый организа­тор обороны Великого княжества Литовского от татарских вторже­ний.
Вероятно, к эпохе управления Брацлавщиной князем Константи­ном Острожским и относится по­селение здесь евреев. Среди пер­вых жителей города, по-видимому, были евреи из Волыни, прибыв­шие в край вместе с князем. Как и в других местах, ядром зарождав­шихся общин здесь могли стать семьи крупных арендаторов (сре­ди статей дохода, взятых ими на откуп, были таможенные пош­лины).

Одним из первых докумен­тальных свидетельств поселения евреев в этих землях в начале XVI в. служит купчая от ноября 1506 г. на имение Котенёво, при­обретённое острожским евреем Михелем Шимонковичем, «мытни­ком брацлавским и винницким». Возможно, уже к середине XVI в. В Брацлаве сформировалась еврей­ская община.

В 1616 г. согласно люстрации королевских владений в городе Брацлаве (точнее, в его части, при­надлежавшей королю) оказалось «городовых домов 500, еврейских 18, шляхетских 40, российского духовенства 6.

Видимо, уже с первыми вспыш­ками казацкой повстанческой вой­ны, когда на Брацлавщине в мае 1648 г. появился Максим Кривонос во главе казацкого войска, мещане Брацлава присоединились к вос­ставшим казакам. Шляхта и евреи, зная настроения брацлавского ук­раинского мещанства, бежали, ско­рее всего, в другие укрёпленные города, не дожидаясь резни. Еврей­ские хронисты, описывая истребле­ние общин соседних городов Немирова и Тульчина, обходят Брацлав молчанием (весьма возможно, впрочем, что число евреев в коро­левском городе накануне хмельнитчины было незначительным).

С середины 1730-х гг. в течение полувека старостой Брацлава был князь Каликст Понинский, не препятствовавший поселению в го­роде евреев.

В 1765 г. в Брацлаве было 35 ев­рейских домов, перепись зарегист­рировала 101 проживавшего в них еврея. Община содержала своего раввина. К еврейской общине Брацлава было в общей сложности припи­сано 195 человек, живших как в го­роде, так и в окрестных сёлах.

Следующая перепись 1776 г. заре­гистрировала в Брацлаве лишь 32 еврейских дома, в которых прожи­вали 83 еврея. Среди причин убыли еврейского населения – гайдамацкие погромы в 1768 г., «моровое поветрие» во второй по­ловине 1772 г., от которого погибло множество людей, и пожар 1773 г. , в результате которого в Брацлаве сгорело более 40 домов.

По данным топографического описания Брацлавского уезда, сде­ланном на рубеже XVIII – XIX вв., население города составляли: шля­хетство, имеющее поместья, – 9 че­ловек (2 двора), православное ду­ховенство — 17 человек (2 двора), католическое духовенство — 2 че­ловека (1 двор), мещане — 493 че­ловека (89 дворов), и, наконец, ев­реи — 352 человека (79 дворов).

Экономическая жизнь Брацлава несколько оживилась в начале XX в. в связи с общим промышлен­ным подъёмом в Юго-Западном крае.

Евреи, составлявшие в этот период более половины населения Брацлава (в1907 г. – 5903 еврея из 10202 жителей), практически все были заняты в торгово-промы­шленной сфере. Из 15 промышлен­ных и ремесленных предприятий, в большинстве своём принадлежав­ших евреям.

Одним из наиболее преуспева­ющих брацлавских предпринима­телей был Яков (Янкель) Солитер­манн. На мельнице Солитермана, при­водимой в действие тремя водяны­ми турбинами и дизельным дви­гателем, работало около полутора десятков постоянных рабочих. В 1907 г. здесь было произведено му­ки на сумму около 50 тыс. рублей, в 1913 г. — на 300 тыс. рублей.

Крупный предприниматель, из­вестный своей щедрой благотвори­тельностью, Яков Солитерман, тем не менее, едва не оказался жертвой кровавого навета. Произошло это весной 1912 г., когда в руки поли­ции попала посылка на его имя. В упаковке оказалась бутылка с кра­сной жидкостью и сопроводитель­ным письмом, поясняющим, что эта христианская кровь предназначена для использования брацлавской еврейской общиной в ближайший праздник Песах. При обыске, уст­роенном полицией в доме Солитер­мана, было обнаружено письмо от рабочего, недавно уволенного с мельницы, с угрозами мести быв­шему хозяину. Расследование уста­новило, что этот рабочий и стал исполнителем популярной в те годы провокации.

Накануне Первой мировой войны в Брацлаве проживало более 6000 евреев, они содержали синагогу и шесть молитвенных домов.

На фоне крушения империи и развала русской армии в уездном городе произошёл первый еврейс­кий погром. Его устроили в янва­ре 1918 г. солдаты расквартирован­ного в Брацлаве Кубанского полка. Чтобы защититься от погромов, ев­реи организовали отряд самообо­роны.

Захват Брацлава местными бан­дитами в апреле 1919 г. положил начало непрерывной череде погро­мов периода Гражданской войны. Пользуясь отсутствием красноармейского гарнизона, отправленного на освобождение Гайсина от банды атамана Волынца, крестьяне, под­стрекаемые священником и учите­лем, ворвались 7 мая в город и ус­троили кровопролитный погром, продолжавшийся два дня. Среди многих его жертв были члены из­вестных в Брацлаве семей Солитерманов, Авербахов и Уманских. Только утром третьего дня мест­ные старообрядцы изгнали кресть­ян из города и взяли на себя его охрану до возвращения красноар­мейцев.

Но уже 13 июля Брацлав захва­тила банда атамана Ляховича, в те­чение нескольких часов бандиты убили более ста евреев. Через два дня город был захвачен атаманом Соколом, и снова погром сопро­вождался убийствами. Атаман, по­требовав от раввина огромную «контрибуцию», взял в заложники уважаемых членов общины И. Ка­гана, X. Дьяка, И. Коэна, Б. Лейбешкиса и Ш. Зана, которых после ря­да издевательств бандиты убили.

17 августа в Брацлаве от рук чле­нов банды Тютюнника погибло 9 евреев.

В августе 1919 г. со сто­роны станции Гуменной в Брацлав ворвалась банда в составе тысячи человек при двух пушках и 28 пу­лемётах и в течение нескольких часов грабила город и убивала ев­реев и старообрядцев. После по­грома было обнаружено более 350 убитых евреев и 60 старообряд­цев.

Точное число жертв погромов, произошедших в Брацлаве во вре­мя Гражданской войны, установить невозможно. Как отмечала впос­ледствии газета «Дер Эмес», с мая 1919 г. по март 1921 г. Брацлав пе­режил 14 погромов и, по сути дела, в этот период находился в ситуа­ции «непрерывного погрома». В результате 600 детей остались сиротами, 1200 евреев оказались без средств к существованию, 300 до­мов было разрушено.

В 1923 году в городе проживало около 6 000 жителей, из них 2 000 евреев.

В 1921 —1922 гг. Евобщестком открыл в Брацлаве амбулаторию, принимавшую ежедневно до 50 че­ловек, «детский очаг» на 80 детей, приют-ясли для 20 детей и сто­ловую на 100 человек, а также пы­тался оказать поддержку еврей­ской трудовой школе на 130 учащихся.

Перед войной в мес течке проживало 1010 евреев (25% населения).

Немецкие и румынские войска за­няли Брацлав 22 июля 1941 г. Эва­куироваться успели лишь немно­гие еврейские семьи. С началом ок­купации в местечке было создано гетто, куда поместили евреев все­го брацлавского района.

Согласно отчету румынской жандармерии в конце декабря 1941 г. в Брацлаве было 747 евре­ев. 1 января 1942 г. большинство ев­реев были переведены в концент­рационный лагерь в Печере, около пятидесяти человек оккупанты утопили в Южном Буге.

В августе 1942 г., несмотря на то, что Брацлав находился в румын­ской зоне оккупации, в нём были созданы два рабочих лагеря для немецких строительных компаний «Тодт-Дорман» и «Хорст унд Йессен». В эти лагеря, которые заня­ли, соответственно, здания школы на улице Ленина и бухгалтерско­го техникума, было помещено око­ло 1 200 евреев, депортированных из Румынии, и около 300 украин­ских евреев. Евреев использовали на работах в каменных карьерах и на прокладке дорог. Работа продолжалась без выходных, с рассвета до заката, с одним получасовым пере­рывом для еды. Режим в лагерях был строгим и своей конечной це­лью имел уничтожение всех заклю­чённых.

23 сентября 1942 г. все по­павшие в эти лагеря старики и дети (около 400 человек) были расстреляны в ближайшем лесу. В дальнейшем акции уничтожения неработоспособных продолжались регулярно. В апреле1943 г. лагерь «Тодт-Дорман» был закрыт, заклю­чённых перевели в лагерь «Хорст унд Йессен».

При освобождении Брацлава в марте 1944 г. в городе оказалось около 200 местных и двадцать или трицать румынских евреев.
На сегодня (2012г.) в местечке существует небольшая еврейская община

В.Лукин, "100 еврейских местечек Украины"

Брацлав, 2012 г.

Nikon CoolPix L23 [2 фото]
Украина
Винницкая область

1 2 3 4


1200 x 360
панорама реки Южный Буг


1200 x 800
Брацлав


1200 x 800
Брацлав


1200 x 800
Брацлав


1500 x 1000
Брацлав


1500 x 1000
Брацлав


1500 x 1000
Брацлав


913 x 600
Брацлав


915 x 600
Брацлав


1500 x 1000
Брацлав


1500 x 1000
Брацлав


666 x 1000
Брацлав


666 x 1000
Брацлав


1500 x 1000
Брацлав


1500 x 1000
Брацлав


964 x 600
Брацлав


1500 x 1000
Брацлав


1500 x 1000
Брацлав


1 2 3 4